ПУТЕШЕСТВИЯ

О неанглийском Корнуолле

О неанглийском Корнуолле

Корнуолл невелик, и «прописано» здесь немногим более полумиллиона человек. Но эта расположенная на крайнем юго-западе Англии и пропитанная легендами и мощной энергетикой земля словно создана для того, чтобы люди могли приобщиться к ее древней силе. Предлагаем вам, дорогие читатели, совершить это вместе с нами.

Земля кельтов

В своем очерке «Рыбаки Полперро» Самуил Маршак делился впечатлениями от поездки по Корнуоллу: «Полперро лежит в глубокой долине по соседству с маленькой бухтой Ла-Манша. Издали веет запахом сырости, а над головой носятся вереницы чаек, указывающие путь к морю. Спускаясь к низинам Полперро, как-то неожиданно оставляешь просторы сельской и пастушеской Англии и попадаешь в совершенно иной мир - в какую-то итальянскую рыбачью деревушку или в нашу Балаклаву».

Вариант поселиться в одной из таких цивильных, но все же рыбацких деревушек сначала выглядел спорным. Но сомнения развеялись, и довольно скоро мы начали находить очарование в самых обычных вещах. К примеру, стали отслеживать появление на узкой улочке некоего транспортного средства, развозящего в ковше свежую рыбу - только что из рыбацкой лодки. Проехал такой трактор мимо окон – можно собираться на прогулку с посещением прибрежных закусочных и разного калибра ресторанчиков: их владельцы уже готовят сэндвичи с крабами, вкуснейшие фиш кейкс и фиш энд чипс – как водится, по рецепту любимой бабушки владельца заведения. Об этом сообщают свежевывешенные объявления на дверях, да и ароматы вокруг витают такие, что двух мнений быть не может – будем есть! В рыбацком поселке в любой лавочке рядом с кассой лежит расписание отливов и приливов. Паркуя машину, как говорится, прямо у моря, не удивляйтесь соседству с лодками, сильно накренившимися на песчаном пляже, обязательно поищите глазами табличку: «Просьба вернуться за машиной до 19.30, прилив – в 22.00». Рядом обязательно найдете напоминание водителям не занимать дорожку для спасательного катера. Усаживаясь завтракать перед окном с видом на небольшую бухточку, вспоминаешь, как еще вчера там покачивались на волнах лодки, но наутро пьешь чай и думаешь - чего же все-таки не хватает? Ага, движения! Вода ушла, а лодки остались, и по обнажившемуся дну прогуливаются чайки, с подозрением поглядывая на оставшихся на отмели рыбин: как-то неаппетитно они выглядят, а потому чайки такую «халявную» еду игнорируют.

Английский Корнуолл – это и графство, и полуостров. Местные жители гордятся тем, что их родословные ведут свое начало от истинных кельтов (кельтские народы на территории Англии живут в Корнуолле и Уэльсе, а еще – в Ирландии, Шотландии и во французской Бретани). О свирепости бесстрашных кельтских воинов мы начитались еще в юности (вроде бы отрезанные головы побежденных в битве врагов они вешали на шеи своих коней, обычным делом также было украсить вход в жилище этими жуткими трофеями). Но сегодня все в самом «неанглийском» и наиболее кельтском графстве дышит покоем. Местные пляжи оккупировали поклонники виндсерфинга, по улицам прибрежных городов шагают толпы туристов.

Чужие среди своих?

Приятным открытием стало то, что всем гостям Корнуолла - не только иностранцам, но и путешественникам-британцам - названия городов и деревень, а также фамилии кажутся необычными. Жители городов Труро и Полперро, носящие фамилии Andrewartha (Андреварта), Baragwanath (Барагванет), Tangye (Танги), Spargo (Спарго), Jose (Джозе), Kitto (Китто), Pengelly (Пенгелли) – это и есть представители тех самых 10% истинных корнуольцев, которые вот-вот растворятся в 90% поселенцев, перебравшихся на земли, славящиеся обилием теплых дней, близостью моря и размеренным образом жизни. Есть старая английская поговорка: «By Tre, Pol and Pen, Ye shall know Cornishmen» – «По Тре-, Пол- и Пен- узнаешь настоящих корнуолльцев». «Tre» говорит о принадлежности к определенному месту жительства, Pol относится ко всему, что касается воды, – бассейнов, ручьев или бухт, Pen – некая точка в оконечности земли – мыс или полуостров. Фамилии и названия получаются звучные и «говорящие»: Trenoweth (Тренауэт) - «новая усадьба», Trebah (Треба) – «дом на берегу залива», Polperro (Полперро) – «бухта человека по имени Пера», Polglase (Полглас) – «зеленый или голубой бассейн»; Пензанс – «Святой мыс», Penprase или Penprise (Пенпрас) – что-то типа нашего «Мыса Лугового». Вот сколько поэзии в гэльских языках, к которым относится корнуолльский (гэльскими также являются уэльский, ирландский и бретонский языки).

Сейчас правительство страны принимает усилия по возрождению исчезнувшего было языка. По разным статистическием выкладкам, корнским языком владеют до 3500 человек (меньше процента всего населения Корнуолла).

Интересно, что активисты создают различные союзы для защиты качества местных продуктов и рецептов. К примеру, Cornish Pasty Association занята тем, чтобы не было подделок знаменитых корнуолльских пирогов. Набирают силу сторонники cream tea, как говорится, «корнуолльского разлива» - они уверены, что в Корнуолле зародилась особая церемония подачи знаменитого чая со сливками (к чаю полагаются свежеиспеченные булочки, джем и разумеется взбитые сливки). Когда заговорили о признании за графством Девон права запатентовать «девонский чай со сливками», в английской прессе началась бурная дискуссия, в которой корнуолльцы обвинили девонцев в неправомерных действиях – ведь в Корнуолле уже производят несколько своевременно запатентованных продуктов - в частности «cornish clotted cream» (это сливки, откровенно напоминающие сливочное масло). Смешно, конечно, но различия между чаем по-девонски и по-корнуолльски видны только посвященным. В Девоне булочки разрезают и прослаивают взбитыми сливками, сверху намазывая джемом. В Корнуолле джем - внутри сладкой сдобы, а наивкуснейшие сливки - сверху.

В поисках короля Артура

С поездкой к месту рождения короля Артура дело обстояло так: вопросы местным задаем, предварительно изучив информацию в интернете. Там советовали спрашивать: «Как проехать в Тинтажель?» (с ударением на «е»), «Далеко ли отсюда Тинтагель?» (с ударением попеременно на «и», «а» и «е»). Народ не реагирует. Наконец, охваченные отчаянием, мы решаемся на последнюю попытку: «Нам бы хотелось попасть в замок, где родился король Артур, там еще есть пещера Мерлина…»

Имя короля открывает любые двери! Теперь все хотят нам помочь, наперебой рассказывают о своем опыте посещения замка, непременно желают удачи с погодой. Тут мнения разделились, одни уверены, что солнечный день - залог удачной встречи с легендой, другие, что только под тучами Корнуолла можно проникнуться духом времени. Tintagel мы произносили странно для местных, сами они называли замок Тинтэджел. Так же назвали и деревню рядом с замком (до 1850 это была Trevena) - чтобы обеспечить поток туристов в край оживающих легенд о рыцарях Камелота.

На север Корнуолла мы отправляемся ранним утром, погода успевает несколько раз коренным образом перемениться, в итоге мы подъезжаем к пункту назначения в сильной дымке. В тумане тонут и деревушка на холме, и окружающие нас строения. Выходим на Атлантик Роуд, чтобы добраться до самого замка и очереди в кассу. Туман не мешает нам рассмотреть надписи, гласящие, что все здесь принадлежит Артуру. За несколько минут нами были обнаружены: книжный магазин Короля Артура, сувенирная лавочка Короля Артура, паб Короля Артура и соответствующий bed and breakfast. Даже парковочный талон сообщил, что машина оставлена на паркинге Короля Артура! В магазинчиках дамы всех национальностей примеряют кельтские серебряные украшения, истинные англичане бросаются в уголок с товарами для садоводов.

На центральной улице всеобщее внимание привлечено к Старой Почте – входной билет в каменное здание XIV века с причудливой крышей стоит 3 фунта 50 пенсов, для детей – вдвое дешевле. Горячий кофе выпили в King Arthur’s Bistro – Бистро Короля Артура, ну как же иначе! Когда же я решила поискать «комнату для девочек», вслед понеслись шути насчет того, что и туалеты в Тинтэджеле принадлежат Артуру.

Стоит заметить, что многие ученые мужи утверждали, что Артур – не более чем легенда, в которой рыцари, драконы и волшебники живут по соседству. Разные концепции регулярно доходили до заинтересованных лиц на самом высоком уровне, но пока материально ответственной за руины замка была герцогиня Корнуолльская, приступать к поискам доказательств было проблематично. В 1929 году сия ответственность с герцогини была снята и передана специальному комитету при правительстве, что помогло сдвинуть дело с мертвой точки: наряду с работами по восстановлению замка,начались археологические изыскания. Уже во время первых раскопок были обнаружены осколки древней керамики, фрагменты кувшинов, амфор и всего того, что в древности относили к предметам роскоши. Ученые заговорили об успешных торговых связях со странами Средиземноморья уже в V-VI веках (то есть, во времена короля Артура) и о том, что на территории Тинтэджела располагался королевский двор кельтского государства Думнонии. Окончательный удар по скептикам был нанесен... камнем! Ну, не буквально, а когда археологи расчистили находки и на одном из камней обнаружилась надпись… Artognov. На этом сердце сторонников короля Артура и успокоилось.

Кто, кто в Тинтэджеле живет?

Что касается Тинтэджела – то именно здесь и началась история Артура, если верить сказителям, а среди них есть и весьма уважаемые особы, к примеру, живший в XII веке клирик и писатель Джеффри Монмутский (на латыни его имя звучало как Galfridus Monemutensis, так что во множестве энциклопедий он именуется Гальфридом). В его «Истории королей Британии» и «Жизни Мерлина» легенды вплетены в повествование о подлинных событиях, жизнь исторических личностей трудно отделить от того, что происходило с вымышленными персонажами. И не вина Джеффри Монмутского в том, что читатели предпочли поверить, что именно в неприступный замок Тинтэджел отправился принявший облик герцога и мужа прекрасной Игрэйн легендарный король бриттов Утер Пендрагон. Волшебник Мерлин помог королю перевоплотиться отнюдь не бескорыстно, ибо взял с него обещание отдать на воспитание сына, зачатого в грехе. Так была предопределена судьба короля Артура, родившегося через 9 месяцев.

Это не единственная легенда о замке: в Тинтэджеле «поселился» король Корнуолла Марк, дядя бесстрашного Тристана, взявшегося доставить из Ирландии дядюшкину невесту - прекрасную Изольду.

Сам замок можно поделить на две части, узкий перешеек соединяет островок Тинтэджел с «большой землей», которая в свою очередь тоже остров, самый крупный из Британских островов. Замка как такового - с башнями, крышей, воротами и рвом - нет, зато руины столь живописны, что фотографы и фантазеры останутся довольны. При недостатке архитектурных памятников природа постаралась: народ спешит к водопаду, у которого рыцари Круглого Стола клялись в верности, отправляясь на поиски Святого Грааля. Кто-то пробирается к «Пещере Мерлина» – там всегда промозгло, а потому краткий визит и скорее на волю – обозревать бьющиеся об обрывистые Корнуолльские скалы волны Кельтского моря и медленно текущую по ступеням очередь приехавших в Тинтэджел посетителей.

Когда-то сюда, сгорая от любопытства и предвкушения встречи с легендой, добрался и Чарльз Диккенс в компании трех друзей. Мужчины приехали в открытом ландо и сто раз пожалели, что не оделись потеплее. В те времена цивильных удобств для туристов еще не было, а потому писателю пришлось бродить по деревенскому бездорожью во мгле, что заставило его вскричать в расстроенных чувствах: «Кто же, во имя Бога, мог бы построить замок в столь несчастном месте?»

Победитель Сатаны и Конец Света

Гора Святого Архангела Михаила (St Michael's Mount) с бенедиктинским монастырем, возведенным на вершине скалы – близнец знаменитого французского аббатства Mont Saint-Michel (Мон Сен-Мишель) в Нормандии. Та же коническая форма, те же приливы-отливы: если правильно рассчитать, можно приехать во время отлива (он длится от двух до пяти часов) и дойти пешком – прямо по дну моря. Имя Архангела Михаила гористый остров получил из-за того, что именно здесь в 495 году святой, победивший сатану, явился то ли отшельникам, то ли рыбакам. Опять всплывает имя короля Артура, который расправился с ужасным великаном, жившим на острове. И главное, в стенах аббатства вроде бы замурован Святой Грааль. Французы уверены, что на их стороне Ла-Манша. Но есть свидетельства очевидцев об огромном интересе в скалистому острову в заливе Маунтс-Бей нацистов. Иоахим фон Риббентроп, министр иностранных дел, в бытность свою послом в Великобритании, всячески выражал желание поселиться на горе после завоевания Англии и в 1930 году часто наведывался в Корнуолл.

В Корнуолле есть даже Конец Света, Край Земли. Крайнюю юго-западную точку полуострова венчает мыс Лэндз Энд - место, где кончается Англия. Но там же, она впрочем, и начинается - если зайти (или заплыть) с нужной стороны! И разумеется, как только нашлись желающие строить и жить, в этом месте сразу же появился «Первый и последний дом», а еще однажды кому-то в голову пришла отличная мысль – вбить столб с указателями, отметив разные стороны света с названиями и расстоянием. Не знаем как местные, но туристы – в восторге. Беседую с наиприятнейшей пожилой английской леди, спрашиваю ее, бывала ли она на Лэндс Энд и каковы ее впечатления. Леди поводит плечами: «Мы там побывали раз с мужем, очень давно. Ну, что вам сказать, там просто ничего не было, только скалы, волны и низкие облака, но мы были молоды и влюблены, а потому долго стояли, обнявшись, и глядели вдаль».

Татьяна Эшкрофт

Источник - oracle-today.ru

ХИНКАЛЬНАЯ МОСКВА